Стати | Коментарии | Email

Наркомания. Следствия и последствия

Все случаи употребления наркотиков можно объединить одной общей целью — стремлением к удовольствию. Качество этого удовольствия варь­ируется в зависимости от уровня развития и сте­пени «подсадки». Именно поиск удовольствия за­ставляет увеличивать дозу по мере привыкания организма для достижения все более сомнитель­ной эйфории, приводя к необратимой зависимос­ти от употребляемого яда. Эйфория гаснет с каж­дым разом, заставляя применять «ударные дозы», приводящие к невозможности существования без вещества, ставшего необходимым компонентом жизнедеятельности по-новому устроенного орга­низма. Самоконтроль выступает единственным средством избежать гибели, если человек уже употребляет наркотик, но еще не впал в физическую зависимость. Основными преградами стано­вится звание последствий злоупотребления и пер­спективы» достижение которых важнее для чело­века, чем сиюминутные удовольствия (например, сознание того, что наркотик сильно ослабляет ин­теллектуальные, психические и физические спо­собности, не позволяя достичь успехов в учебе, стать хорошим специалистом, добиться материального благосостояния, родить здоровых детей и т. д.). Низкий уровень самоконтроля у подрост­ков делает их тем более уязвимыми, чем моложе возраст. Поэтому основная роль в ограждение детей должна принадлежать взрослый.

Сверстники и мода

Как уже было сказано, для приобщения под­ростков к наркотикам самое большое значение имеет пример сверстников. В профилактической литературе стало общим местом описание т. н. «асоциальных», «уличных» детей, которым не­чем заняться, и они собираются в группы (гнез­дящиеся, как правило, на чердаках и в подворот­нях) и там, пробуют наркотики, после чего дела­ются неуправляемыми и враждебными взрослому миру.

Однако не только уличные дети или ПТУ-шная шпана может стать источником знакомства с нар­котиком. В наше время многие дети из т. н. «бла­гополучных» семей употребляют наркотики, по­тому что они освящены для них модой, молодеж­ной культурой. Именно мода обеспечивает эпиденйческие масштабы наркомании, вовлекая все большие круги молодежи, хотя далеко не все из пробовавших наркотики становятся наркоманами. В историй контр культуры некоторые нарко­тические препараты несколько раз становились прямо-таки символами движений, а приобщение к ним своего рода причастием к данной суб­культуре. Так было с марихуаной в раста-движении, с ЛСД в психоделии и, наконец, с экстази в хаус-культуре рейверов. Психоделические нарко­тики с их способностью активизировать деятель­ность подкорки головного мозга, отвечающей за процессы подсознания, стали основой для целого направления в современной музыке, литературе, искусстве — психоделии.

Своему повсеместному распространению среди молодежи всего мира марихуана немало обязана растаманам. Движение растафари возникло, как религиозная афро-христианская секта, но, попав на американскую и европейскую почву, переста­ло быть серьезным культом и превратилось в поп-феномен, во всемирную моду, затронув своим вли­янием миллионы.

Главным средством просветления, как для мно­гих мистиков всех времен, для растаманов была марихуана. Журнал британских растаманов пи­сал: «Хотя система; борется с травой, она не мо­жет помешать росте пользоваться этим божествен­ным средством очищения, чтобы возносить хвалу Джа Растафари»,

Листик марихуаны стал символом движения, На альбомах, реггей музыканты либо выплывают из клубов дыма, либо утопают в зарослях коноп­ли. Музыка реггей становятся одним из самих популярных стилей в рок-музыке, особенно с 1972 года, с выходом второго записанного альбома Боба Марли и <Уейлерз> — «Burnin». Поскольку тек­сты были, исполнены идеи растафари, считается, что музыкант не развлекает, а проповедует, «вы­полняет духовную миссию». Раста, соединив хип-повость с африканской яркой самобытностью и добротной исконной основой, «вибрацией корней», окончательно превратилась в новый модный стиль, увлечение которым подарило Европе хо­рошую оригинальную музыку, косички-дреды и, разумеется, увлечение марихуаной. Одна из групп даже носят название «Кардифф риферз» (reefer — сигарета с марихуаной). Активные действия растаманов, направленные на легализацию кан-набиса, вызвала умиление и горячие симпатии богемы всего мира. Вообще растаманов в мире лю­били, для белой молодёжи 80х-90х годов, опоз­давшей родиться в эпоху Вудстока, раста была притягательна, как наиболее мирное движение, проповедующее обще христианские идеалы в об­рамлении умеренного гедонизма, призывающее радоваться жизни, получать удовольствие от свое­го пребывания в мире, заниматься творчеством, мистикой, любовью и созерцанием одновременно. Психоделический бум начался в 60-е годы с массовым распространением ЛСД в передовых кругах молодежи. Психиатры устраивали публич­ные сеансы, экспериментируя с воздействием ЛСД и мескалина на сознание, профессора в универси­тетах привлекали к опытам с психоделиками сво­их студентов, писатели, художники и музыкан­ты творили под воздействием ЛСД, грибов и т. д. новое искусство. Одними из первооткрывателей и несомненных королей психоделии были Pink Floyd, а увлечение их духовного лидера Сида Бар-рета «астральной» тематикой в поэзии во многом предопределило стиль группы и психоделической культуры в целом. Хотя началом психоделии принято считать записанную в 1964 году компози­цию группы Yefferson Airplane «Ван Area Extra vaganza». С тех пор термин «психоделический рок» собрал в одну компанию такое количество разнообразных групп, что одно их перечисление заняло бы несколько страниц, от Yefferson Air­plane, Steppenwolf и Grateful Bead до современ­ных английских групп, балансирующих на грани «готики» и «темной волны». Восприятие их му­зыки требует от слушателя аналогичного, «рас­ширенного» сознания, созерцательного настрое­ния и готовности отправиться в «путешествие». Под воздействием психоделических наркотиков музыка становится иллюстрацией и проводником психоделического «trip'a».

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5

О медицине и спорте ...

Основы теории измерений (спортивная метрология)
Измерением какой-либо физической величины называется операция, в результате которой определяется, во сколько раз эта величина больше (или меньше) другой величины, принятой за эталон. Так, за эталон длины принят метр, и, приводя измерения в соревнованиях или в тесте, мы узнаём, сколько метров, например, содержится в результате, показанном спортсменом, в прыжке в длину, в толкании ядра и т. д. Точно так же можно измерить время движений, ...